18+

Ожерелье Марии-Антуанетты

расскажите друзьям
о «Легендах»

10-12.jpg

«Дело об ожерелье» — афера, которая послужила ни много ни мало толчком к Буржуазной Французской революции. В центре ее оказалось дорогое бриллиантовое ожерелье. Несмотря на имя, закрепившееся за ним в истории — ожерелье королевы — Мария-Антуанетта никогда им не владела. Хотя многие современники в этом и сомневались.

Началось все еще до того, как Мария-Антуанетта стала королевой. Людовик XV заказал у ювелиров Бемера и Бассанжа умопомрачительное ожерелье, которое задумал подарить своей фаворитке графине дю Барри. Изготовление ожерелья отняло немало времени — нужно было найти подходящие для него камни, а их было 600 штук на две с половиной тысячи карат! Украшение должно было обвивать шею круглыми бриллиантами, спускаясь ниже рядом камней с подвесками в виде алмазных слез. На уровне груди располагались еще четыре длинные полосы, усыпанные камнями поменьше и увенчанные бриллиантовыми кисточками, две средние полосы соединялись бриллиантовым аграфом.

К тому времени, как украшение было закончено, король скончался от оспы.

Не так-то просто оказалось найти нового покупателя для богатого ожерелья. В Европе не нашлось ни одного желающего. В конце концов, ювелиры попытали счастья у нового короля Людовика XVI и его жены Марии-Антуанетты, запросив за украшение 1,8 миллиона ливров. Королевская чета отказалась.

Здесь на сцену вступила некая графиня Жанна де Ла Мотт, прожженная авантюристка. Эта женщина из любого человека умела вытянуть деньги. Вот уже несколько лет она жила за счет своего любовника кардинала де Рогана – и не одна, а с мужем. Великолепное ожерелье манило Жанну не своим блеском, а своей стоимостью. И в итоге ею был разработан план, блестящий как бриллианты.

Зная о том, что опальный Роган мечтает понравиться королеве и вернуться в Версаль, она убедила кардинала, что уговорит королеву встретиться с ним в саду. Роган помчался на место свидания, где действительно увидел прекрасную монархиню. Только роль ее играла горничная графини Николь Леге, необычайно похожая на королеву лицом и фигурой. Вуаль, грим и полутемный сад завершили превращение. «Королева», в знак своего благоволения, дала кардиналу поручение тайно купить для нее ожерелье. Только расплатиться она за него обещала в течение двух лет. Роган обратился к Бемеру. Ювелиры уже были предупреждены Жанной де Ла Мотт, что к ним явится посланник королевы. На радостях они сделали кардиналу скидку в двести тысяч ливров, условившись, что деньги будут поступать каждые полгода. Жанна получила неплохой куш от обеих сторон «за посредничество», но это были только цветочки.

Окончательно убедив Рогана в том, что просьба исходит от королевы поддельной подписью Марии-Антуанетты (творение еще одного любовника Жанны Рето де Вийетта), Ла Мотт убедила посодействовать афере и самого Калиостро. До сих пор неясна роль великого авантюриста в этом деле — знал он о масштабах мошенничества или просто оказал услугу графине. Но Калиостро провел спиритический сеанс и торговую сделку одобрил.

Кардинал получил от ювелиров ожерелье и тут же передал его Ла Мотт. Тем же вечером графиня вместе с мужем и Вийеттом варварски расковыряли украшение на камни. И отправились их продавать по бросовым ценам. Удача настолько вскружила головы аферистам, что они даже не подумали бежать из страны.

Все открылось, когда подошел первый срок платежа. Несколько раз графиня оттягивала его, как могла, пока кардинал не сообразил сравнить настоящую подпись королевы с той, что хранилась в его бумагах как память о сделке. Подделка! Роган впал в депрессию, а ювелиры тем временем обратились за деньгами к самой королеве.

Мария-Антуанетта была в бешенстве. Она приложила все силы, чтобы наказать людей, которые втянули ее имя в это дурно пахнущее предприятие. Калиостро был выдворен из страны, как и Роган, хоть суд и доказал его невиновность. Виновными назвали Ла Мотт и ее мужа, который успел сбежать в Англию. Графиню высекли плетьми, заклеймили буквой «V», что значило «воровка», и бросили в тюрьму. Правда, вскоре она оттуда сбежала.

Многие современники не верили, что Мария-Антуанетта не при чем. Ведь она и правда частенько покупала дорогие безделушки втайне от мужа и кутила на балах, а значит, вполне могла сама устроить всю аферу. Тяжкое наказание для Ла Мотт сочли признаком вины королевы. Гете назвал процесс «интригами, разрушающими достоинство королевской власти». А опубликованные через несколько лет мемуары Жанны, где королева представала развратницей и прелюбодейкой, стали настольным чтивом для многих революционеров. Так «дело об ожерелье» подтолкнуло Францию к революции.

вам понравилась статья?

смотрите также
комментарии