18+

«Лолита»

расскажите друзьям
о «Легендах»

lolita.jpg

«Лолита» — скандальное произведение, принесшее своему автору всемирную известность и огромнейшую прибыль, роман, который вот уже почти 60 лет вызывает горячие споры и ставит перед читателями неразрешимые вопросы. Если «Лолита» — исповедь душевнобольного маньяка о вожделении к несовершеннолетней девочке, почему же она посвящёна любимой жене? Могло ли эротическое произведение признанно стать одной из величайших книг ХХ века?

Впервые роман «Лолита» был выпущен на английском языке во французском издательстве Olympia Press. Дело было в 1955 году. Набоков уже был признанным по обе стороны океана писателем 56-ти лет, на счету которого было 11 романов. Среди них: «Дар», «Камера обскура», «Машенька», «Защита Лужина» и другие. Однако под новым романом «Лолита» своё громкое имя автор ставить не решается.

В Америке произведение о растлении малолетней печатать отказались наотрез. Набоков обратился в четыре издательства, различные литературные журналы и везде получил от ворот поворот. В издательствах оценки его творению давали разные: от признания книги «прозой наивысшей пробы» до упреков автора в «чистой порнографии». Забавно, что в одном из таких мест рукопись обещали рассмотреть в том случае, если вместо девочки Долорес главным героем станет 12-ти летний мальчик.

Только после выхода своей новой книги Владимир Набоков узнал, что «Олимпия» — издательство сомнительной репутации, выпускающее преимущественно эротические и около порнографические романы. Первая публикация «Лолиты» в итоге таки состоялась в Европе. Главный редактор парижского издательства Olympia Press признался, что увидел в романе Набокова величайшее произведение современности, он также пророчил «Лолите» выступить в роли показателя неотъемлемости страсти в литературе, бесплодности цензуры по соображениям морали, в глобальном значении.

Долгое время «Лолита» была запрещена в Австралии, Англии и даже во Франции. В США роман был запрещён до 1958 года, а затем немедленно вознёсся в ранг сексуального бестселлера. В Швеции тираж был полностью сожжён. Британцы запретили роман на уровне парламента, а произошло это в тот же год, когда Англия объявила анафему Джерри Ли Льюису, считающимся одним из отцов рок-н-ролла. Льюис имел неосторожность вступить в брак со своей 13-ти летней племянницей. О существовании романа Набокова он вряд ли мог знать, просто в его штате девочкам было разрешено выходить замуж с 11-ти лет.

Ярким примером диаметрально противоположных взглядов относительно исповеди Гумберта можно назвать жаркую литературную дискуссию, вспыхнувшую между английским писателем Грэмом Грином, который назвал «Лолиту» лучшей книгой года, и журналистом Джоном Гордоном, объявившим то же произведение «грязнейшей книжонкой из всех», что он когда-либо читал.

Долгое время затронувший щекотливую тему роман был воспринят очень «всерьёз»: в качестве исповеди педофила, которому (что, конечно, не может не возмущать), автор открыто сочувствует, более того — заставляет сочувствовать читателя. Однако при более детальном рассмотрении критики узрели и вторую сторону медали. «Лолита» — менее всего роман о досадном частном клиническом случае и даже не только история извращённой, болезненной и греховной, но настоящей любви. Всё это лишь самые поверхностные пласты. Роман же, прежде всего, об отношениях художника и искусства.

Одержимость Гумберта Гумберта, его проклятие и блаженство, стремление приручить «бессмертного демона» в образе девочки по имени Долорес – метафора творческого процесса. Создавая «Лолиту» Набоков употребил приём, характерный для постмодернистской литературы: в книге содержится потаённый и зашифрованный глубинный смысл. Литературно неподкованный читатель воспринимает «Лолиту» как эротику, однако каждый, кто знаком с американской литературой, увидит в ней множество аллюзий и цитат. Набоковские коды и шифры, зеркала и лабиринты пронизывают роман насквозь. Подготовленный читатель воспримет произведение более символически — как философскую притчу.

Владимир Набоков

Сам Набоков с трепетом говорил о том, что хоть «Лолита» и была для него самой трудной книгой из всех, так как была очень далека от его реальной эмоциональной жизни, она, тем не менее, стала его особой любимицей: «В этой мифической нимфетке есть странное нежное обаяние». Писатель вспоминал, что были такие моменты в 1950-м и в 1951 годах, когда он готов был уже сжечь «чёрный дневничок Гумберта», однако вовремя остановился и нисколько об этом не жалеет. Набоков сравнивал написание «Лолиты» с составлением замечательной головоломки, при которой он сам же её и разгадывал: «Одно есть зеркальное отражение другого, в зависимости от того, откуда смотришь».

вам понравилась статья?

смотрите также
комментарии